Follow us on Facebook

Wednesday, August 16, 2017

The report of Alexander Burnes about the Afghanistan Qizilbashes

The report of Alexander Burnes about the Afghanistan Qizilbashes




(No. 45.)
From Captain Alexander Burnes, on a Mission to Cabool, to W.H. Macnaghten, Esq., Secretary to the Government of India, Fort William.
Sir,
I have now the honour to report the result of my inquiries on the subject of Persian influence in Cabool, and the exact power which the Kuzzilbash (or Persian) party, resident in this city, exercise over the politics of Affghanistan. Since any ascendancy on the part of Persia, or her allies in this quarter, must either have its origin, or be chiefly brought about by means of the Persian faction in the country, it becomes highly important to note the history of these tribes, their rise, progress, and present condition.
2. In the beginning of last century the feebleness of the Persian monarchy excited the cupidity of the Afghans, who overran the fairer portion of that kingdom, and possessed themselves of Ispahan. Their successes called forth the energies of the great Nadir, who not only drove the Afghans from Persia, but annexed against India, with an army of Persians and Afghans, sacked it, precisely and hundred years ago. During these wars the conqueror deemed it politic to fix some native tribes in the lands he had subdued, and to this policy we owe the colony of Persians now settled in Cabool, which, when first located, amounted to less than 2,000 families.
3. The people composing it consist of three divisions: 1st, the Juwansheer; 2nd, the Ufsheers; and 3rd, the Mooradkhanees, the whole being designated by the general name of Goolam Khanee, or Ghoolam i Shah, servants of the king. The Juwansheers are a clan of Toorks from Sheeshu. There are various divisions included among them, such as the Koort, the Shah Sumund, the Syah Munsoor, &c., and they form the principal portion of the Kuzzilbashes. They consist 2,500 families, and occupy a separate quarter of Cabool, called the Chandoul, which is surrounded by high walls. Their chief is Khan Sheereen Khan. The Ufshurs are also Toorks, and of the tribe to which Nadir himself belonged. There are 300 families of them who live in a strong fort about three miles from Cabool, under Ghoolam Hoosein Khan. The last division, the Moorad Khanee, is comprised of all the Persians who have from time to time settled in this country. 1,500 families of them reside together under Mihr Alli Khan and five other chiefs. Besides these, there are 700 others in the fort of the Byats, a division of the tribe under Mahomed Khan. It will be thus seen that there are at this time 4,000 Kuzzilbash families in Cabool, from which a force of from 4,000 to 5,000 men could be levied on an emergency for the purposes of war. The number has been generally considered greater than this detailed statement, but the whole of the Shiah population in and about Cabool is then included in the calculation, and among these the Huzaras would furnish twice as many men as the Persians.

Wednesday, August 9, 2017

Turks d’Azerbaïdjan (RMM, 1923)

Turks d’Azerbaïdjan




Les populations turkes de Transcaucasie, plus communément désignées sous le nom de Tatares d'Azerbeïdjan, sont, comme tous les Turks, originaires de l'Orient asiatique.
Les premières colonies de Turks de Transcaucasie et de Perse furent fondées par les tribus seljoucides dans le courant du xi° siècle. Deux siècles plus tard les hordes turco-mongoles de Tchinghiz Khan, sous le commandement de Houlakou Khan, vinrent renforcer l'élément turk. L'histoire n'a conservé d'eux que le nom de quelques tribus dont on retrouve les descendants dans l'Azerbeïdjan persan ou en Transcaucasie, ce sont les Turks Djalaïr qui comprennent près de 200.000 familles. Ils sont venus de Perse où ils avaient été emmenés par Houlakou Khan, petit-fils de Tchinghiz Khan, les Kadjar d'où est originaire la dynastie persane de même nom emmenés par Timour au nombre de 50.000 familles les Aouchar, les Chahzeven, les Begdilli, les Kara-Papakh, les Rachkaï, les Allaverdi, les Karakoyounlou, les Djanbeglou, les Ouzanlou, les Aboulhassanlou,les Kengherlou, les Djerrouz, les Kellekoul, les Hadja-Ali, les Cheikhlou, les Kilidj, etc.
Le nom de certaines de ces tribus, les Hodja-AIi, les Begdilli, les Kengherlou, les Bayat, les Kachkai se retrouvent parmi les noms de tribus turkmènes. Kilidj est le nom d'une ancienne tribu turke.
Parfois encore le nom d'une tribu a été donné à quelque village du Caucase. C'est ainsi que M. Zeidlitz, dans ses études sur l'ancien gouvernement de Bakou, parle des villages de Kengherlou, de Kouman ou Koumanlou, de Bayat, de Karakoyounlou, de Kadjar.
Les statistiques russes de 1886 accusaient 1.139.659 Tatares d'Azerbeïdjan disséminés sur le territoire des anciens gouvernements de Bakou, Elisabethpol (Gandja) Erivan, Tiflis et Daghestan. Dans ce chiffre de peuples turco-tatares n'étaient pas compris 70.000 Turks Osmanlis du gouvernement dé Koutaïs et de Kars et 28.366 Kapa-Papakh de la province de Kars rétrocédée à la Turquie.

Кызылбаши среди уральских казаков (А.П. Хорошхин, 1866)

Кызылбаши среди уральских казаков




Долго эдак гуляли казаки, и народу к ним прибывало со всех сторон все больше да больше. Шли к ним и русские люди, и иностранные: персияне, татары, кызылбаши, башкирцы, хивинцы, и калмыки; мотаться этакой большой толпой с места на место было несподручно, да и места были привольные, бросить их не хотелось, пожалуй соседние татары займут, вот и начали казаки заводить селенья... Вот тут и ученые люди спутались, и не знают до сей поры, где перво-наперво казаки селенье завели... Одни ученые говорят, что построили они, городок на реке Рубежке, другие нет, говорят, на реке Илек; третьи опять не то говорят: поселились, дескать, казаки на урочище Коловертном, около прежнего своего коша, против Киндилинского форпоста. И все разошлись в показаниях; в одном только согласны ученые, а именно в том, что было основано это поселение, почитай, 250 лет тому назад.



Хорошхин А.П. Уральские казаки. — Уральск, 1866. С. 10.

Туркмены и терекеменцы (И.Г. Георги, 1799)

Трухменцы




Трухменцы, Туркоманы или древние Терекеменские Татары составляют без малейшей примеси настоящий Татарский народ, обитающий издавна по восточным и западным берегам Каспийского моря, и говорящий Татарским языком по Турецкому наречию.
Около половины нынешнего столетия восточные Трухменцы, бывшие под игом Калмыков и претерпевая угнетенье от Персии намеревались подвергнуться России; но Персидский Шах в том им воспрепятствовал; однако же многие семейства перекочевали к нашим Оренбургским и прочим Татарам. Когда в 1770 году некоторая часть Калмыков бежала из Российских степей в Соонгарию, то Трухменцы освободясь от их ига поселились на восточном берегу Каспийского моря; а некоторые из них часть перешла к Кавказским Татарам.
Восточные Трухменцы обитают теперь Мангистанские горные места от Каспийского моря до Аральского, и состоят из Айраклианской орды, в которой 5000, и Такаямугской, в которой до 2000 кибиток. Большая орда имеет у себя своего Хана; а малою управляет определенный от большой орды Хана Бей.

Шериф Ага Карапапах (Н.И. Ушаков, 1836)

Шериф Ага Карапапах




Еще в марте месяце 1828 года все пути, ведущие от нашей границы в Турецкие владения, заняты были сильными партиями Турецкой конницы. В пограничных селениях их собрано пешее земское ополчение. В окрестностях Гумров, — по речке Арпа-чай, где сходятся главнейшие дороги, — расположен кавалерийский отряд до тысячи человек, под ведением Магазбертского владельца Шериф-Аги, отважного Карапапахского начальника. Сильные караулы выставлены по Ханскому Ущелью — откуда имеется вьючное сообщение на Ахалцых. Выход из Борджомских теснин в Карталинию, где пролегает главнейшая из Грузии коммуникация к Ахалцыху и откуда в особенности ожидали вторжения нашего, занят отрядом войск. В крепость Ацхур, прикрывающую этот выход, прислано подкрепление в числе 600 человек. Гарнизон Поти умножен до 700 человек. Сильные разъезды, посылаемые по всей границе, бдительно стерегли каждое движение наше, и все пограничные поселяне Турецкие, не исключая и Мусульман, насильно удалены на сто верст от границы; у Армян же, из опасения измены, отнято было все оружие.



Ушаков Н.И. История военных действий в Азиатской Турции в 1828 и 1829 годах. Часть первая. — СПб., 1836. С. 151.

Ахалцихские карапапахи (Н.И. Ушаков, 1836)

Ахалцихские карапапахи




Карапапахцев считалось в Ахалцыхском пашалыке два поколения: один, под названием Емирасанов, суть Татары, давние выходцы из дистанций: Борчалинской и Шамшадильской, ведут вообще жизнь кочующую; другие именующиеся просто Карапапахцами, переселились туда из тех же дистанций, в конце XVIII и в начале XIX столетия. Последние, быв сначала равномерно кочевыми, мало-помалу завелись постоянною оседлостью, и, во все время пребывания под Турецким владычеством, не платили никакой подати, тогда как Емирасаны вносили ее Пашам, хотя и не в большом количестве.



Ушаков Н.И. История военных действий в Азиатской Турции в 1828 и 1829 годах. Часть первая. — СПб., 1836. С. 62.

Ахалцихские терекеменцы (Л. П. Загурский, 1873)

Ахалцихские терекеменцы




Таракаманцы (или, — как они сами себя называют, — таракямэ), принадлежащие к группе татарских народов, живут между двумя вышеописанными курдскими племенами; живут они также и в восточной части уезда. В бытность мою в Ахалцихе я старался собрать сведения и о них; но в этом отношении я сделал слишком мало: таракаманцы крайне необщительны и не развиты; едва мы могли поймать одного таракаманца из племени имрагассанлы, — он нам и сообщил весьма скудные сведения об этом племени. Имрагассанлы живут ближе к Ахалциху, нежели другие таракаманские племена. Более значительный их зимовник Ван* образует небольшую деревню. Имрагассанлы пасут свои стада на Вантаки — горе, расположенной близ Вана. Вышли они, — как сами говорят, — из Персии, что подтвердают и персидские слова, попадающиеся в их наречии, которое, кажется, подходит близко к адербиджанскому наречию. На происхождение их намекает, между прочим, и их костюм, совершенно отличный от турецкого.

* Зимовники имрагассанлинского племени: Карзамет, Ван, Коин-дере, Ташли-кишляг (к зап. от Коин-дере) и Аландза.



Загурский Л.П. Поездка в Ахалцихский уезд в 1872 году // Записки Кавказского отдела Императорского русского географического общества. Кн. VIII. — Тифлис, 1873. С. 52—53.